Леонард Млодинов — «Прямоходящие мыслители»

Leonard_Mlodinov__Pryamohodyaschie_mysliteli._Put_cheloveka_ot_obitaniya_na_dereУ Млодинова достаточно одной книги, чтобы влюбиться в науку и ее адептов. Простое и ясное изложение + парочка забавных сведений о сабджах (например, о высокомерном мизантропе Ньютоне и любви Менделеева к пасьянсам)
В этой книге Леонард пытается охватить всю историю цивилизации — от человека прямоходящего до квантовой теории. Как же предки еле-еле связывающего пару слов и событий лохматого обормота полетели на Луну и изобрели айфон?
Все очень просто — обмен и накопление знаний.
Человечество — как дитя, важнейшими из навыков для которого является речь, чтение и письмо (ходить на двух ногах — тоже важно, но эта проблема в 21 веке — редкость). Так вот, в масштабе истории хомо сапиенсов важно то же самое — это изобретение письменности и книгопечатание (и как следствие: библиотеки, институты, почта, телефония и интернет).
Все вытекает одно из другого. Внезапные озарения редки. Даже «эврика» Архимеда имела под собой раздумья нескольких физико-философов до него. Не было бы теории Дарвина без его предшественников-биологов, не было бы Парацельса без Цельса и Левенгука без Гука. Каждое открытие и изобретение — это систематизация работ нескольконауковедов одной светлой и вместительной ученой головой. Последние 100 лет великих открытий обязаны возможностью получения ответа за несколько недель-дней-минут исследователями с разных концов планеты и различным симпозиумам по обмену премудростями. Нелюдимость и скрытность удобна и прекрасна, но, чтобы раскрыть тайны Вселенной требуется все же команда — если не призраков науки за плечом, так пока еще живых коллег.

Элена Ферранте — «Те, кто уходит, и те, кто остается»

1018988196Третья часть неаполитанской саги о дружбе и жизни Лену и Лиле. И вновь несчастья сводят двух подруг. Лену пытается найти смысл жизни в семье, мятежная Лила ищет счастья в поиске правды и справедливости. Чем дальше они друг от друга, тем ближе становятся. С голосом на другом конце телефонной трубки общаться проще, чем с глазами напротив.
Ленучча в третьей части — это внезапно пришедший успех и послевкусие известности, разочарование в материнстве и супружестве, сложности с бытом, депрессия и множество вопросов к самой себе. Вся ее жизнь — попытка соответствовать чужим требованиям. Чего Лену хочет — не знает и она сама. Ей и легче и тяжелее, когда Лила рядом — есть образец для подражания и есть достойный соперник в жизненной гонке. Когда же Лила сходит с дистанции — Лену это раздражает.
Главы о коммунизме, стачках на заводах и политике немного напрягают параллелью с советскими реалиями — но такое уж тогда было время.
Жизнь сводит и разводит нас с разными людьми. После знакомства с некоторыми остается легкое недоумение — зачем была нужна эта встреча и зачем этот человек был нужен в нашей жизни? Для смысла, только для придания ей смысла и направления нужны люди — и те, кто уходят и те, кто остаются.

Аффинити Конар — «Mischling. Чужекровка»

26661818.cover_330Купилась на сравнение в аннотации с романами Энтони Дорр и Эммой Донохью. Нет и нет, даже рядом не стояло.
Путанный язык и скомканность повествования. Домучила исключительно из собственного принципа дочитывать до конца.
Возможно понравится тому, кому нравится читать поток сознания (но для этого больше подходит Фоер). Вопросов к повествованию слишком много. В историях на тему Второй Мировой хочется достоверности и искренности, а тут абсолютно фантастическая история. Допустим, что это воспоминания маленьких девочек — но в конце книги девочки уже выросли, *а мышление осталось младенческим*.
Сюжет сам по себе интересный, но его исполнение оставляет желать лучшего. Несколько раз теряла смысл повествования в ворохе действий и разговоров. Возможно это такой литературный прием, чтобы окунуться в атмосферу чужеродности и потерянности в жуткой тюрьме: разлученные дети и родители, братья и сестры. Книга «выезжает» только на описании жестокостей в отношении детей, трогающих сердце. Детей, многим из которым не дадут стать взрослыми. Судьба которых закончится слишком рано.
История близняшек Стаси и Перль должна тронуть сердце, но вызывает только недоумение. Впечатлительным не рекомендую особенно.

Элена Ферранте — История нового имени

Elena_Ferrante__Istoriya_novogo_imeni.jpegПродолжение неаполитанской саги о Лену и Лиле.
И вновь переносимся в солнечную Италию.
Лила выходит замуж. Новая, роскошная по меркам прежней жизнь меняет её, истончая нити связи с прошлым и, непосредственно, Лену. Богатству не понять бедности… Но не судьба Лиле найти счастье в достатке. Красота и ум для нее как проклятие. Она лишь пешка в мужских играх, хоть и пытается играть на равных.
Лену же продолжает грызть гранит науки, порой не понимая, зачем она это делает. Страсти захлестывают сильнее, чем филологические аксиомы. Личная жизнь бурлит, но это все не то… не так должно все быть… Она решает учиться дальше и уезжает в Пизу — подальше от знакомых и прошлой жизни. Может в чужом краю повезет? В стремлении к популярности она пытается жить чужими идеалами и чужой жизнью. Но все это долговременного счастья не приносит, лишь излишние волнения.
Дружба героинь, как огонек свечи — мерцает, вспыхивая то сильнее, то совсем затихая. Лену то совсем забывает про Лилу, то тяготится их знакомством. Внутреннее соперничество подруг временами уступает повседневным делам и проблемам.
Удивительный парадокс романа в том, что читая — не можешь оторваться и ждешь продолжения, а закрываешь — и понимаешь, что бразильский сериал, и можно было почитать что-то получше. Внутренние страдания даются Ферранте хуже описания внешних реалий: злости, зависти, школьных тычков и ненависти между семьями, перерастающих в разборки между кварталами.

23/11/2017

А знаешь, мы как-то резко разлучились писать. Оба. Все навалилось. У тебя, у меня.

Не могу сказать, что устала. Просто потеряла покой. Растерянность и злость переполняют: это как увидеть хвост ушедшего трамвая — то ли нужно бежать вперёд, то ли остаться и ждать следующий. Сжатая пружина внутри — или выстрелит или сломается…

22/11/2017

Самая бесполезная вещь в дневнике — заголовок. Пройденный день — это сборная солянка событий и мыслей, связанных только календарной датой. Но мозг привык искать во всем скрытые связи, символы и смысл и если полчаса посидеть, то можно выудить из памяти строку песни, которая как бы тут к месту.

***

Второй день настроение, что под вечер хочется удалиться отовсюду, чтобы о тебе забыли, чтобы не было такого существа на планете. Но это сетевой обман. Реальное «я» ни стереть, ни отформатировать, ни бэкапнуть. И что за любовь к собственному имени? Надо было назваться червоной рутой, и черт бы ногу сломал искать цветочек аленький зимой в этом электронном болоте.

***

Наставила себе кучу целей и все запорола ленью (даже столь необходимое кардио). Очередная новая жизнь начинается завтра. А там еще 365 новых клятв и обещаний с Нового года на носу.

***

Еще и Луна в Козероге. Так что если кому-то нужно свернуть гору или кого-то отп**ить, обращайтесь, ещё есть время до завтра. Дурацкая чувствительность к перемене лунных фаз и погоде. В три дня полнолуния даже ОН избегает меня задевать. А тут ко всем витым рогам ещё и падение ртути с 16 до 5.

***

Свой, свой, свой, дурацкая английская привычка указывать принадлежность каждой вещи. Пишу, а затем стираю лишние в русском языке слова. Англичане жуткие собственники — ну не бывает у них бесхозного носка, он всегда тот-этот или с бирочкой владельца.

Моно-но аварэ

Сэй Сёнагон — Записки у изголовья, как пример «моно-но аварэ» — «очарования вещей», ощущения гармонии мира через чувства, которые вызывает какой-то объект или действие ☺️

То, что заставляет сердце сильнее биться

Как взволнованно твое сердце, когда случается: Кормить воробьиных птенчиков.
Ехать в экипаже мимо играющих детей.
Лежать одной в покоях, где курились чудесные благовония. Заметить, что драгоценное зеркало уже слегка потускнело.
Слышать, как некий вельможа, остановив свой экипаж у твоих ворот, велит слугам что-то спросить у тебя.
Помыв волосы и набелившись, надеть платье, пропитанное ароматами. Даже если никто тебя не видит, чувствуешь себя счастливой.
Ночью, когда ждешь своего возлюбленного, каждый легкий звук заставляет тебя вздрагивать: шелест дождя или шорох ветра

Мастер не заслужил света. Мастер заслужил покой

Сутки на нервах + 4 часа полёта, чтобы наконец занырнуть под одеяло и уткнуться носом в бок сонной женушки. И успокоиться. Достоинство деловых людей — умение вовремя выключить мозг и ЦНС. Оставить все плохое за порогом и расслабиться. Есть только эта кровать и вы вдвоём. Слова лишние. И плевать, что вообще-то утро и как бы нужно вставать. Главное — не «куса макура»*

*В японском языке есть выражение, относящееся к образу путника: «куса макура» (букв. — «травы в изголовье»). Это образ разлуки с любимым, когда его голова покоится в полевых травах, а не на коленях/руках любимой/любимого.

Тишина в эфире

Не писала сюда больше месяца — как-то все не до этого. Хотя, как только вынырнула из наркозного коматоза в больнице, сразу попросила блокнот и карандаш (надо было ещё и точилку попросить): память подводила, а того с чем нужно разобраться, было много. Сначала были просто списки дел, перешедшее в повествование, отрицание и восклицание. В 28 понимаешь, что все твои проблемы, казавшиеся глобальными в 14 были на самом деле мелкими пустяками. А вот сейчас настоящие траблы. Наверное, лет в 50 тоже буду думать, что это все — пустое.

Успела совершить пару глупостей: рассказать о своём прошлом тому, кому не надо и наговорить гадостней настоящему (вот уж кто повёл себя как джентельмен, хотя дулся неделю). Жалеть меня абсолютно незачем, но как-то все равно обидно, что вместо сочувствия получилось, что раз я себя за уши из болота вытащила, так будь добра, ещё и другого вытащи. Чужой пример как бы вдохновляет, но работать никто не хочет: ни в прямом смысле, ни над собой.

Больница, даже самая-самая лакшери, немножко похожа на армию. Сюсюкаться с тобой долго не будут: вставай и ходи. Да тяжело, да больно, да нет сил, но ты должен. А ради чего должен, сам придумывай. Шанс послать этот мир на три буквы у тебя уже был, и ты им не воспользовался. Так что терпи, дружочек

Виктор Пелевин: «iPhuck 10»

c1a89b0d8b43e19e667e26185a7c62c2Как всегда — блестяще и многогранно, эдакая коробка со смыслами, таящая в себе еще бесконечное число коробок по принципу матрешки (см. обложку).

Про сюжет писать не буду — эти пару предложений легко нагуглить…и они будут неправдой…

Главные персонажи-антонимы: искусственный интеллект (ИИ) Порфирий Петрович как русская тройка объединяет все лучшее — невозмутимый и бесчувственный симбиоз персонажей Достоевского-Гоголя-Акунина и его человеческий работодатель Маруха Чо — образец создателя «не ведаем, что творим». Битва человека и набора алгоритмов. Кто же победит?

Это роман-пророчество, состоящий из авторской трактовки самых запрашиваемых страхов человека в поисковике: мировой ум, искусственный интеллект, виртуальная реальность,  секс с машинами, обесценивание искусства, анонимность в сети, мировое правительство/банк, боль, смысл жизни…

Смысла жизни нет. Счастливого уж точно. Жизнь — это нескончаемая попытка убежать от боли. Искусственный разум (но то он и разум, а не сердце), поняв это, себя бы уничтожил, отключил, обеспечив себе стабильную вечность, глупое и эмоциональное человечество под действием гормонов выбирает алгоритм «быть», сколько бы страданий и самообманов ему бы этого не стоило. Чем абсурднее надежда, тем крепче вера — таков человек. Причины и награды за «разумное существование» нет, по-крайней мере в этом мире.

Пелевин не изменяет своим философским отступлениям + фирменный стеб, сарказм, каламбур. Мы живем в мире фриков — все отсылки к событиям, историческим персонажам, книгам и фильмам гротескны, но как же они реальны и легко узнаваемы.  Здесь тотальный контроль со стороны правительства доходит  до абсурда — после атаки некого вируса (Эбола, не иначе) под угрозу встает традиционный процесс размножения (утверждает правительство и в доказательство дает статистику по уродству), поэтому детей начинают выращивать в пробирках (отсылка к распространению суррогатного материнства и эко). Правительство прохвосту запрещает традиционный секс (называя его последователей свинюками) — слишком сложно управлять парными индивидуумами. Взамен предлагаются уникальные агрегаты: айфаки и андрогины (думаю, все догадались о чем речь) с расширенной реальностью и множеством чувственных режимов. Пелевин-маркетолог попадает в яблочко — просто додумывая логичное и предсказуемое. Прав чертовски: думаете, кто-то удивится новым возможностям, скажем, 15-го айфона? Нет! Выстроится ежегодная осенняя очередь за гаджетом и через пару-тройку лет и новых модификаций это станет приемлемым и нормальным — как сейчас нормально копаться в телефоне везде: на совещании, на свидании, в постели, на пляже…, смартфон становится всем, почему бы им и не заменить партнера? Вуаля, и проблема одиночества в сети и вне ее решена!

Мир становится идеальным (по мнению правительства и рекламщиков). За нас решают все: с кем спать, что потреблять, что делать, что смотреть. Новая реальность: контекстная реклама и ТВ в убере, основанные на вашей биографии и истории поиска. Видеокамеры, наблюдающие за вами даже в туалете — и вы не обращаете на них внимания. Новая толерантность: мусульманское государство и нетрадиционная любовь уже никого не удивляют; обиженные в этом мире —  некрофилы и зоофилы, но это ненадолго. Феминизм стирает различия между тендерами — тут тебе и баба с яйцами и иные вариации хомо сапиенс, оставшиеся за кадром.

Человек создал искусственный интеллект, чтобы освободить себя от работы во имя науки и творчества, а вместо этого общество все больше уползает в степи пенетрации и доминирования (люди настолько ленивы, что и возможность творчества всенепременно отписали ИИ). Отличный стеб про высер текста (почитаете — поймете) и создание произведений искусства по принципу химической реакции: смешаем все человеческие страдания и посмотрим, что получится.

Но это все только в будущем. А пока:

Жить ой. Но да. (с) Пелевин