О Японии, свободе и ценности литературы

Наверное многие знают о портале openedu.ru — самообучение, различные курсы и лекции российских ВУЗов.

В этом году там открылся курс классической японской литературы (что само по себе редкость — не самый популярный язык и тематика). Автор курса: Мазурик Виктор Петрович, кандидат филологических наук, доцент кафедры японской филологии Института стран Азии и Африки МГУ имени М.В. Ломоносова 

В общем, это — филологический экстаз.

Вводная лекция уже стоит многого:

О том, что свобода — это в первую очередь, свобода не юридическая, а свобода мышления, постичь которую мы может только познавая свой и другие языки (в жизни мы чаще всего общаемся/вращаемся в одном кругу, что накладывает свой отпечаток на образ мыслей и письменную/разговорную речь), стоит расширить границы.

Различия русских (европейцев) и японцев в том, что вещи, которые у нас находятся на периферии, у них занимают центральное положение. Многие важные аспекты культуры утеряны и продолжают утрачиваться в современной цивилизации. Всеобщая компьютеризация/интернетизация не всегда благоприятно влияют на культуру.

У японцев же стоит поучиться уникальной психофизиологической реакции на текст и культуре чтения/сочинения.

Текст — это всегда активное воображение (свобода мышления), в отличии от кино и ТВ. Ты сам распределяешь свое время, скорость чтения (поэтому я с некоторым сарказмом и недоумением отношусь к модным курсам скорочтения: зачем?), работаешь внутренним режиссером, активным творцом: формируешь свой образ героя, расширяешь познания по теме, эпохе, обращаясь к энциклопедиям, историческим книгам, музейным экспонатам.

Ну и как итог: человек — самый сложный и поэтому интересный объект познания. Познаем себя через своих предков.

Respect and gratitude for knowledge that makes the world a better place

Маятник ценностей качнулся…Взрослею, наверное. Перехожу от юношеского ехидства и скепсиса к сдержанности и уважению. Научилась слушать и не встревать со своими саркастическими комментариями (хотя О. это нравится) и нетактичными исправлениями. Научилась уважать чужое мнение, пусть я с ним не очень-то и согласна (просто у О. всегда интересные собеседники; конечно, в мире много разных кругов и не очень умных людей, выдающих себя за интеллектуалов…но от таких сразу дистанируюсь и не встречаю в споры). Любое знание имеет ценность. Полюбила дремать под мужские разговоры о грядущем и глобальном — такой вербальный нон-фикшн в сумерках, когда все расплывается и остаются лишь голоса и образы… и не ясно: явь ли это или просто сон.

Искренне завидую малоспящим людям (это особенности гормонов, проходили врачебный тест, и мне велено спать по 8-10 часов, а вот О. достаточно и 5): больше времени для познания и вписывания в себя нового, а я все это время просыпаю; на тумбочке громоздится куча книг, которые уже прочтены и переданы мне царственной рукой по наследству как must-read и *мне интересно услышать, что ты об этом думаешь*. Поэтому мои знания всегда вторичны и не поспевают за переменчивой реальностью. Книги и лекции не делают тебя умнее, но с ними расширяются границы этого мира (пока ещё не открыты другие). Ммм, мой любимый наркотик.

Losing your religion and finding yourself again 

Прилетев в НЙ прочувствовала творчество Уорхолла в первом же ночном супермаркете. Ряды скучных полок ингредиентов семейного счастья и скрытое за ними истинное чудо (нет, это был не суп): 30 сортов арахисового масла. И тут все осветилось. Потреблядство — новая религия. Широкий ассортимент — новый иконостас. Хочется упасть на колени перед этим стеллажом и возопить: Аллилуйя! Воистину прекрасно! 

Всего $5,99 за обладание совершенством. И да пребудет с нами кэш и банковская карта. Аминь

Вглядываясь в себя

Так уж вышло, что ты воспринимаешь себя только со стороны. Ты не можешь выйти из тела и разглядеть себя полностью. Приходится пользоваться зеркалом. И в каждом видишь себя иначе. Ты — другой. И не совсем понятно, в каком именно отражении — настоящий.