Виктор Пелевин: «iPhuck 10»

c1a89b0d8b43e19e667e26185a7c62c2Как всегда — блестяще и многогранно, эдакая коробка со смыслами, таящая в себе еще бесконечное число коробок по принципу матрешки (см. обложку).

Про сюжет писать не буду — эти пару предложений легко нагуглить…и они будут неправдой…

Главные персонажи-антонимы: искусственный интеллект (ИИ) Порфирий Петрович как русская тройка объединяет все лучшее — невозмутимый и бесчувственный симбиоз персонажей Достоевского-Гоголя-Акунина и его человеческий работодатель Маруха Чо — образец создателя «не ведаем, что творим». Битва человека и набора алгоритмов. Кто же победит?

Это роман-пророчество, состоящий из авторской трактовки самых запрашиваемых страхов человека в поисковике: мировой ум, искусственный интеллект, виртуальная реальность,  секс с машинами, обесценивание искусства, анонимность в сети, мировое правительство/банк, боль, смысл жизни…

Смысла жизни нет. Счастливого уж точно. Жизнь — это нескончаемая попытка убежать от боли. Искусственный разум (но то он и разум, а не сердце), поняв это, себя бы уничтожил, отключил, обеспечив себе стабильную вечность, глупое и эмоциональное человечество под действием гормонов выбирает алгоритм «быть», сколько бы страданий и самообманов ему бы этого не стоило. Чем абсурднее надежда, тем крепче вера — таков человек. Причины и награды за «разумное существование» нет, по-крайней мере в этом мире.

Пелевин не изменяет своим философским отступлениям + фирменный стеб, сарказм, каламбур. Мы живем в мире фриков — все отсылки к событиям, историческим персонажам, книгам и фильмам гротескны, но как же они реальны и легко узнаваемы.  Здесь тотальный контроль со стороны правительства доходит  до абсурда — после атаки некого вируса (Эбола, не иначе) под угрозу встает традиционный процесс размножения (утверждает правительство и в доказательство дает статистику по уродству), поэтому детей начинают выращивать в пробирках (отсылка к распространению суррогатного материнства и эко). Правительство прохвосту запрещает традиционный секс (называя его последователей свинюками) — слишком сложно управлять парными индивидуумами. Взамен предлагаются уникальные агрегаты: айфаки и андрогины (думаю, все догадались о чем речь) с расширенной реальностью и множеством чувственных режимов. Пелевин-маркетолог попадает в яблочко — просто додумывая логичное и предсказуемое. Прав чертовски: думаете, кто-то удивится новым возможностям, скажем, 15-го айфона? Нет! Выстроится ежегодная осенняя очередь за гаджетом и через пару-тройку лет и новых модификаций это станет приемлемым и нормальным — как сейчас нормально копаться в телефоне везде: на совещании, на свидании, в постели, на пляже…, смартфон становится всем, почему бы им и не заменить партнера? Вуаля, и проблема одиночества в сети и вне ее решена!

Мир становится идеальным (по мнению правительства и рекламщиков). За нас решают все: с кем спать, что потреблять, что делать, что смотреть. Новая реальность: контекстная реклама и ТВ в убере, основанные на вашей биографии и истории поиска. Видеокамеры, наблюдающие за вами даже в туалете — и вы не обращаете на них внимания. Новая толерантность: мусульманское государство и нетрадиционная любовь уже никого не удивляют; обиженные в этом мире —  некрофилы и зоофилы, но это ненадолго. Феминизм стирает различия между тендерами — тут тебе и баба с яйцами и иные вариации хомо сапиенс, оставшиеся за кадром.

Человек создал искусственный интеллект, чтобы освободить себя от работы во имя науки и творчества, а вместо этого общество все больше уползает в степи пенетрации и доминирования (люди настолько ленивы, что и возможность творчества всенепременно отписали ИИ). Отличный стеб про высер текста (почитаете — поймете) и создание произведений искусства по принципу химической реакции: смешаем все человеческие страдания и посмотрим, что получится.

Но это все только в будущем. А пока:

Жить ой. Но да. (с) Пелевин

 

Амос Оз: «Иуда»

Роман о мыслях, идеях, каждую из которых хочется ухватить и передумать, пропустить через себя. Роман, после прочтения которого переосмысливаешь события, переосмысливаешь себя. Роман, который пробуждает внутренний диалог. В каждом из нас уживаются ангел и бес, война и мир, добро и зло, любовь и ненависть. Но мы замалчиваем их вечно спорящие голоса, выбирая ту позицию, при которой от нас требуется меньше усилий. Картина окружающего мира мало чем отличается от нашего внутреннего мира: чаще всего мы принимаем версию большинства, удобную правду, не копаясь в причинах и версиях «могло бы иначе».В Иуде три ветви повествования: война (арабо-израильский конфликт), предательство (Иуда и Иисус) и любовь (Шмуэль и Аталия). И все эти ветви постоянно сплетаются и расходятся, смыслы подменяют друг друга: война, как выражение любви к своему народу, и смерть Иисуса во имя любви к предателю (или все же искренне уверовавшего в него?) Иуде.

Иуда — центр романа. Мы видим его в каждом герое — каждый из них наказан за ошибки прошлого, за свою нерешительность. И как оправдание себя и окружающих, Шмуэль пишет о настоящей жизни Иуды — бы ли он тем человеком, образ которого нам пытаются навязать? Иуда Оза верит в Иисуса, больше, чем сын Божий верит в себя, искренне любит его. Любовь скрывается в каждой строчке романа. Любовь — это и добрый, домашний, уютный Шмуэль (и пахнет тальком) и холодная и сухая Аталия. Любовь — это дом, который изменяет людей. Он всегда будет здесь, в этом месте, на перекрёстке времён. Аталия и Гершом все так же будут пить чай среди книжных полок. Но никто из его гостей не захочет возвращаться в него вновь, боясь встретиться со своим старым я, боясь собственного разочарования (с глаз долой — из сердца вон).

Ричард Фейнман: «Вы, конечно, шутите, мистер Фейнман!»

Richard_Fejnman__Vy_konechno_shutite_mister_FejnmanСборник анекдотичных воспоминаний из разряда «физики шутят». Остряк, балагур, бабник, взломщик сейфов, музыкант, фокусник, художник — это всё о нём. Знакомьтесь — мистер Фейнман, нобелевский лауреат и человек, которого боятся допускать в свои кабинеты знакомые. Кто сказал, что физик должен быть серьезным? Физика — игра, головоломка, а мистер Ричард очень и очень любит разгадывать шарады.

Несколько «говорящих» цитат:

Фон Нейман подал мне интересную идею: вовсе не обязательно быть ответственным за тот мир, в котором живешь. В результате совета фон Неймана я развил очень мощное чувство социальной безответственности. Это сделало меня счастливым человеком с тех пор.

Физика как секс: может не давать практических результатов, но это не повод ею не заниматься.

Если вы ученый, квантовый физик и не можете в двух словах объяснить пятилетнему ребенку, чем вы занимаетесь, — вы шарлатан

Что нам действительно нужно, так это воображение, но воображение в надежной смирительной рубашке

Нил Ашерсон: «Черное море. Колыбель цивилизации и варварства»

tn470x345-Asherson-Black Sea-1000Стоит уточнить, что книга была издана в 1995 г., поэтому рассказ о жизни моря в период «новой» России в книгу не вошел, за исключением краткого перечисления событий 00-х в предисловии от 2015 г.

Сейчас Черное море больше всего ассоциируется с его знаменитыми курортами: побережье Крыма, Сочи, Анапа, турецкие берега (Синоп, Самсун); кажется что нет места безмятежнее и спокойнее. Но это ассоциация обманчива, никогда данный регион не был спокоен. Мы помним совсем свежую историю про Крым (о сколько нардов мечтало им обладать во все века!), непризнанную Республику Абхазия, войны с Грузией. Если углубиться в историю, то это — немецкие налеты, гражданская война, революционный 1917-й, первая мировая, войны с турками…список бесконечен.

Книга состоит из 11 глав, последняя — об экологии. Большая часть Черного моря мертва: в этом повинен сероводород, но и человек вдоволь постарался, чтобы уменьшить многообразие его видов. В каждой главе сделан акцент на один из народов, господствовавших когда-то на побережье: скифы, монголы, греки, итальянцы, поляки, казаки и многие другие. Много сказано о притеснении и уничтожении малых народов (крымские греки, татары и другие). О долгах ученых по спасению исчезающих культур: не просто фиксировать упадок, а помочь выжить. Вы узнаете, что роднит поляков и аланов (небольшой спойлер: наследие сарматов). Автор сожалеет об утраченном великом научном прошлом СССР: грандиозные проекты (приостановлены), щедрые бюджеты НИИ моря, великолепный флот и оборудование, которые в 90-е ржавели в доках или же превратились в торговые суда для «челноков».

Именно на берегах Черного моря скрестили меч и дубинку цивилизация и варварство. Кто оказался победителем на самом деле — читайте на страницах этой книги.

 

Петр Гуляр: «Забытое королевство»

08532309.cover_330Откройте для себя небольшое королевство Лицзян, уникальное, не похожее ни на соседний Тибет, ни на Китай. Жители его сначала недоверчивы, но стоит им узнать вас поближе — гостеприимны до безумия. Книга пестрит удивительными подробностями: женщины ведут бизнес (держат чайные-рюмочные и магазинчики), супруги со дня свадьбы спят в отдельных комнатах, наряды жителей больше напоминают испанские, титулованная знать скатилась на дно из-за опиумной зависимости. А еще описания обрядов, традиций (к сожалению, родовые законы привели к большому количеству самоубийств влюбленных) и потрясающих горных пейзажей (талант рассказчика позволяет увидеть их и без фотографий). Читаешь, и забываешь о том, что это — Китай. Забытость и неприступность королевству на руку (вот только лекарств все же не хватает). Интересно было бы посмотреть на эти же места в наши дни.

Отесса Мошфег: «Эйлин»

Otessa_Moshfeg__EjlinАмериканский вариант «На дне». Знакомьтесь: Эйлин, 24 года. Друзей — нет, личной жизни — тоже. Чего в избытке — так это комплексов и насмешек. Её семья — пьющий отец, издевающийся над ней ежедневно, её дом — помойка, за границей дома — опостылевшая работа в подростковой тюрьме. Лучшее, что у неё есть — это старенькое авто, дым от выхлопной трубы которого постоянно задерживается в салоне. Ей доставляет удовольствие безнаказанно воровать в магазинах,  — это подтверждает её ничтожность и безразличие к ней окружающих (на большее она и не рассчитывает). Живёт мечтой бросить всё и уехать в Нью-Йорк (сколько таки как она?). Мы наблюдаем за жизнью Эйлин её же глазами. Хочется поймать девушку за руку, остановить и встряхнуть: «Зачем ты это делаешь? Зачем разрушаешь себя?» Но мы можем только безмолвно наблюдать. Каждый день похож на предыдущий, если только папаша не устраивает пьяных выходок. Большая часть книги — затравка. Всё начинается с того, когда в подростковой тюрьме появляется новый сотрудник — Ребекка. Не такая как все. Сочувствующая? Равнодушная? Она и вправду хочет дружить или это обычная вежливость? События развиваются стремительно, и Эйлин не всегда удается управлять ими. Её преображение началось…

Элена Ферранте: «Моя гениальная подруга»

Moya_genialnaya_podrugaДо сих пор не написала отзыв на Ферранте. Исправляюсь! Читала в два захода. Начало не впечатлило и надолго забросила книгу на дальнюю полку. Затем, роман появился на Букмейт и я решила дать ему второй шанс (и продолжила с самого интересного). Роман о непростой женской дружбе в декорациях Неаполя (незатейливый быт и семейные отношения, присущие небогатым кварталам города). Главные героини: две девочки, затем девушки — Лену и Лила. Все остальные персонажи — лишь их окружение, но описанное не менее ярко. О любви создано гораздо больше книг, чем о дружбе; считается, что это гораздо более сильное и интересное в описании чувство. Но дружба не менее многогранна. Её можно прервать без ущерба, и никогда твоя подруга не узнает, что ты думаешь на самом деле — у вас нет совместного быта и, расходясь по домам, вы успеваете остыть и признать неправоту.
Дружба — это то, что движет тебя вперед. Юность — верный спутник духа соперничества, которое как нигде, проявляется в школе. Лиле все дается легко, Лену же приходится изрядно корпеть над учебниками. Лену злится, завидует, старается — и у нее начинает получаться. Но стоит ей всерьез поддаться зависти и отдалиться от Лилы, её энтузиазм снижается вместе с оценками. С самой собой соревноваться непросто, да и неинтересно. Возможно Лила и не так хороша, как кажется её подруге (и как хвалят её учителя), но ведь важно иметь пример для подражания и тянуться изо всех сил к своему идеалу. А затем приходит пора взросления, и все становится еще сложнее: из двух одинаковых птенцов вырастают разные птицы, каждая хороша по-своему (но кто это понимает в 14-16 лет?). Лену смиряется с тем, что всегда будет на вторых ролях, но любви и счастья от этого хочется не меньше… И все же девушкам удается сохранить дружбу.
И это только первая часть.

Джоанна Кэннон: «Среди овец и козлищ»

28249366.cover_330Обычный тихий английский городок. Ничего необычного, разве что уж слишком жаркая погода этим летом. Ну, может еще чересчур религиозные жители, пытающиеся разобраться в чужих и своих проблемах. Наверное поэтому сюда решает явиться сам Иисус. А еще здесь живут две маленькие подруги: Грейс и Тилли, которым выпало его встретить. Это лето — настоящее приключение: пропала их соседка и её все ищут. Как тут остаться в стороне? А кто всё знает? Конечно, Бог! Потому что он — везде, поэтому нужно искать в первую очередь его. На улице его нет, дома нет, значит нужно поискать его у соседей. Недетские размышления и вопросы, детская смелость и наблюдательность — и вот героини уже знакомятся с обратной стороной жизни «милых» соседей. Добро переплетается со злом, настоящее переплетается с прошлым. Кто овца, а кто козлище — решать читателю.

Колм Тойбин: «Бруклин»

qIh8Bxj9-ipadДостаточно невнятная книга, получившая премию Costa за «лучший роман года». Ну, не знаю. Литературным критикам виднее. Мне же хотелось зевать с первой же страницы (даже больничная обстановка нисколько не помогала чтению). Казалось, что каждое предложение уже где-то было, вспоминались несколько десятков книг и фильмов про молодых девушек, приехавших искать себя в Америку.

Посредственная история и посредственная героиня (Эйлиш), не вызывающая никаких эмоций, кроме как сама виновата и дуракам везет. Слишком безэмоциональна, легка, ленива, глупа, легка в осуждения других. Не знает, чего хочет. Не знает, как далеко может зайти. Не знает, любит или нет (бедный Тони!). Готова ради мимолетного увлечения разрушить долговременное. За неё все решают окружающие (мать, священник, владелица меблированных комнат): и это не примета времени и уважение к старшим, просто вот такая амеба и размазня. Будь вокруг другие люди — давно бы покатилась по наклонной. Вся жизнь — установки «так проще», «важно никого не расстроить». Её совесть — окружающие.

Про сам Бруклин упоминаний совсем мало, гораздо больше страниц посвящено уравнению в правах белых и цветных и учебе героини, а жаль. Да и задумка-то была хорошей: стоить переплыть океан — и можно без сожаления разорвать прежние связи: с глаз долой — из сердца вон, стать другим человеком (но, видимо, не каждому дано).

Совет: Смотрите фильм — в нем Эйлиш совсем другая: яркая и полная жизни (и происходящие события гораздо больше вяжутся с таким характером героини)

Ю Несбё: «Жажда»

ZHazhdaНу здравствуй, Харри, вот мы и познакомились. До этого у Несбё читала только несерийные детективы (и как-то они меня не очень впечатляли), но Холе — это нечто. В последние годы стало маловато чтения, ради которого забываешь о сне и еде (скучаю по ночным бдениям с фонариком и томиком Лондона или Рида); так вот, будьте осторожны: «Жажда» может лишить вас сна. Напряженно, жестко, неожиданные повороты сюжета, герои, каждый со своей изюминкой и страшной тайной, — и все это в декорациях полицейской и журналисткой коррумпированности и желания прикрыть свой тыл, и мира новых технологий (вот и знакомься после этого в сети). Отличный перевод.
Конец намекает на дальнейшее продолжение….*в предвкушении*