Элена Ферранте — «Те, кто уходит, и те, кто остается»

1018988196Третья часть неаполитанской саги о дружбе и жизни Лену и Лиле. И вновь несчастья сводят двух подруг. Лену пытается найти смысл жизни в семье, мятежная Лила ищет счастья в поиске правды и справедливости. Чем дальше они друг от друга, тем ближе становятся. С голосом на другом конце телефонной трубки общаться проще, чем с глазами напротив.
Ленучча в третьей части — это внезапно пришедший успех и послевкусие известности, разочарование в материнстве и супружестве, сложности с бытом, депрессия и множество вопросов к самой себе. Вся ее жизнь — попытка соответствовать чужим требованиям. Чего Лену хочет — не знает и она сама. Ей и легче и тяжелее, когда Лила рядом — есть образец для подражания и есть достойный соперник в жизненной гонке. Когда же Лила сходит с дистанции — Лену это раздражает.
Главы о коммунизме, стачках на заводах и политике немного напрягают параллелью с советскими реалиями — но такое уж тогда было время.
Жизнь сводит и разводит нас с разными людьми. После знакомства с некоторыми остается легкое недоумение — зачем была нужна эта встреча и зачем этот человек был нужен в нашей жизни? Для смысла, только для придания ей смысла и направления нужны люди — и те, кто уходят и те, кто остаются.

Аффинити Конар — «Mischling. Чужекровка»

26661818.cover_330Купилась на сравнение в аннотации с романами Энтони Дорр и Эммой Донохью. Нет и нет, даже рядом не стояло.
Путанный язык и скомканность повествования. Домучила исключительно из собственного принципа дочитывать до конца.
Возможно понравится тому, кому нравится читать поток сознания (но для этого больше подходит Фоер). Вопросов к повествованию слишком много. В историях на тему Второй Мировой хочется достоверности и искренности, а тут абсолютно фантастическая история. Допустим, что это воспоминания маленьких девочек — но в конце книги девочки уже выросли, *а мышление осталось младенческим*.
Сюжет сам по себе интересный, но его исполнение оставляет желать лучшего. Несколько раз теряла смысл повествования в ворохе действий и разговоров. Возможно это такой литературный прием, чтобы окунуться в атмосферу чужеродности и потерянности в жуткой тюрьме: разлученные дети и родители, братья и сестры. Книга «выезжает» только на описании жестокостей в отношении детей, трогающих сердце. Детей, многим из которым не дадут стать взрослыми. Судьба которых закончится слишком рано.
История близняшек Стаси и Перль должна тронуть сердце, но вызывает только недоумение. Впечатлительным не рекомендую особенно.

Элена Ферранте — История нового имени

Elena_Ferrante__Istoriya_novogo_imeni.jpegПродолжение неаполитанской саги о Лену и Лиле.
И вновь переносимся в солнечную Италию.
Лила выходит замуж. Новая, роскошная по меркам прежней жизнь меняет её, истончая нити связи с прошлым и, непосредственно, Лену. Богатству не понять бедности… Но не судьба Лиле найти счастье в достатке. Красота и ум для нее как проклятие. Она лишь пешка в мужских играх, хоть и пытается играть на равных.
Лену же продолжает грызть гранит науки, порой не понимая, зачем она это делает. Страсти захлестывают сильнее, чем филологические аксиомы. Личная жизнь бурлит, но это все не то… не так должно все быть… Она решает учиться дальше и уезжает в Пизу — подальше от знакомых и прошлой жизни. Может в чужом краю повезет? В стремлении к популярности она пытается жить чужими идеалами и чужой жизнью. Но все это долговременного счастья не приносит, лишь излишние волнения.
Дружба героинь, как огонек свечи — мерцает, вспыхивая то сильнее, то совсем затихая. Лену то совсем забывает про Лилу, то тяготится их знакомством. Внутреннее соперничество подруг временами уступает повседневным делам и проблемам.
Удивительный парадокс романа в том, что читая — не можешь оторваться и ждешь продолжения, а закрываешь — и понимаешь, что бразильский сериал, и можно было почитать что-то получше. Внутренние страдания даются Ферранте хуже описания внешних реалий: злости, зависти, школьных тычков и ненависти между семьями, перерастающих в разборки между кварталами.

Виктор Пелевин: «iPhuck 10»

c1a89b0d8b43e19e667e26185a7c62c2Как всегда — блестяще и многогранно, эдакая коробка со смыслами, таящая в себе еще бесконечное число коробок по принципу матрешки (см. обложку).

Про сюжет писать не буду — эти пару предложений легко нагуглить…и они будут неправдой…

Главные персонажи-антонимы: искусственный интеллект (ИИ) Порфирий Петрович как русская тройка объединяет все лучшее — невозмутимый и бесчувственный симбиоз персонажей Достоевского-Гоголя-Акунина и его человеческий работодатель Маруха Чо — образец создателя «не ведаем, что творим». Битва человека и набора алгоритмов. Кто же победит?

Это роман-пророчество, состоящий из авторской трактовки самых запрашиваемых страхов человека в поисковике: мировой ум, искусственный интеллект, виртуальная реальность,  секс с машинами, обесценивание искусства, анонимность в сети, мировое правительство/банк, боль, смысл жизни…

Смысла жизни нет. Счастливого уж точно. Жизнь — это нескончаемая попытка убежать от боли. Искусственный разум (но то он и разум, а не сердце), поняв это, себя бы уничтожил, отключил, обеспечив себе стабильную вечность, глупое и эмоциональное человечество под действием гормонов выбирает алгоритм «быть», сколько бы страданий и самообманов ему бы этого не стоило. Чем абсурднее надежда, тем крепче вера — таков человек. Причины и награды за «разумное существование» нет, по-крайней мере в этом мире.

Пелевин не изменяет своим философским отступлениям + фирменный стеб, сарказм, каламбур. Мы живем в мире фриков — все отсылки к событиям, историческим персонажам, книгам и фильмам гротескны, но как же они реальны и легко узнаваемы.  Здесь тотальный контроль со стороны правительства доходит  до абсурда — после атаки некого вируса (Эбола, не иначе) под угрозу встает традиционный процесс размножения (утверждает правительство и в доказательство дает статистику по уродству), поэтому детей начинают выращивать в пробирках (отсылка к распространению суррогатного материнства и эко). Правительство прохвосту запрещает традиционный секс (называя его последователей свинюками) — слишком сложно управлять парными индивидуумами. Взамен предлагаются уникальные агрегаты: айфаки и андрогины (думаю, все догадались о чем речь) с расширенной реальностью и множеством чувственных режимов. Пелевин-маркетолог попадает в яблочко — просто додумывая логичное и предсказуемое. Прав чертовски: думаете, кто-то удивится новым возможностям, скажем, 15-го айфона? Нет! Выстроится ежегодная осенняя очередь за гаджетом и через пару-тройку лет и новых модификаций это станет приемлемым и нормальным — как сейчас нормально копаться в телефоне везде: на совещании, на свидании, в постели, на пляже…, смартфон становится всем, почему бы им и не заменить партнера? Вуаля, и проблема одиночества в сети и вне ее решена!

Мир становится идеальным (по мнению правительства и рекламщиков). За нас решают все: с кем спать, что потреблять, что делать, что смотреть. Новая реальность: контекстная реклама и ТВ в убере, основанные на вашей биографии и истории поиска. Видеокамеры, наблюдающие за вами даже в туалете — и вы не обращаете на них внимания. Новая толерантность: мусульманское государство и нетрадиционная любовь уже никого не удивляют; обиженные в этом мире —  некрофилы и зоофилы, но это ненадолго. Феминизм стирает различия между тендерами — тут тебе и баба с яйцами и иные вариации хомо сапиенс, оставшиеся за кадром.

Человек создал искусственный интеллект, чтобы освободить себя от работы во имя науки и творчества, а вместо этого общество все больше уползает в степи пенетрации и доминирования (люди настолько ленивы, что и возможность творчества всенепременно отписали ИИ). Отличный стеб про высер текста (почитаете — поймете) и создание произведений искусства по принципу химической реакции: смешаем все человеческие страдания и посмотрим, что получится.

Но это все только в будущем. А пока:

Жить ой. Но да. (с) Пелевин

 

Амос Оз: «Иуда»

Роман о мыслях, идеях, каждую из которых хочется ухватить и передумать, пропустить через себя. Роман, после прочтения которого переосмысливаешь события, переосмысливаешь себя. Роман, который пробуждает внутренний диалог. В каждом из нас уживаются ангел и бес, война и мир, добро и зло, любовь и ненависть. Но мы замалчиваем их вечно спорящие голоса, выбирая ту позицию, при которой от нас требуется меньше усилий. Картина окружающего мира мало чем отличается от нашего внутреннего мира: чаще всего мы принимаем версию большинства, удобную правду, не копаясь в причинах и версиях «могло бы иначе».В Иуде три ветви повествования: война (арабо-израильский конфликт), предательство (Иуда и Иисус) и любовь (Шмуэль и Аталия). И все эти ветви постоянно сплетаются и расходятся, смыслы подменяют друг друга: война, как выражение любви к своему народу, и смерть Иисуса во имя любви к предателю (или все же искренне уверовавшего в него?) Иуде.

Иуда — центр романа. Мы видим его в каждом герое — каждый из них наказан за ошибки прошлого, за свою нерешительность. И как оправдание себя и окружающих, Шмуэль пишет о настоящей жизни Иуды — бы ли он тем человеком, образ которого нам пытаются навязать? Иуда Оза верит в Иисуса, больше, чем сын Божий верит в себя, искренне любит его. Любовь скрывается в каждой строчке романа. Любовь — это и добрый, домашний, уютный Шмуэль (и пахнет тальком) и холодная и сухая Аталия. Любовь — это дом, который изменяет людей. Он всегда будет здесь, в этом месте, на перекрёстке времён. Аталия и Гершом все так же будут пить чай среди книжных полок. Но никто из его гостей не захочет возвращаться в него вновь, боясь встретиться со своим старым я, боясь собственного разочарования (с глаз долой — из сердца вон).

Отесса Мошфег: «Эйлин»

Otessa_Moshfeg__EjlinАмериканский вариант «На дне». Знакомьтесь: Эйлин, 24 года. Друзей — нет, личной жизни — тоже. Чего в избытке — так это комплексов и насмешек. Её семья — пьющий отец, издевающийся над ней ежедневно, её дом — помойка, за границей дома — опостылевшая работа в подростковой тюрьме. Лучшее, что у неё есть — это старенькое авто, дым от выхлопной трубы которого постоянно задерживается в салоне. Ей доставляет удовольствие безнаказанно воровать в магазинах,  — это подтверждает её ничтожность и безразличие к ней окружающих (на большее она и не рассчитывает). Живёт мечтой бросить всё и уехать в Нью-Йорк (сколько таки как она?). Мы наблюдаем за жизнью Эйлин её же глазами. Хочется поймать девушку за руку, остановить и встряхнуть: «Зачем ты это делаешь? Зачем разрушаешь себя?» Но мы можем только безмолвно наблюдать. Каждый день похож на предыдущий, если только папаша не устраивает пьяных выходок. Большая часть книги — затравка. Всё начинается с того, когда в подростковой тюрьме появляется новый сотрудник — Ребекка. Не такая как все. Сочувствующая? Равнодушная? Она и вправду хочет дружить или это обычная вежливость? События развиваются стремительно, и Эйлин не всегда удается управлять ими. Её преображение началось…

Диана Сеттерфилд: «Тринадцатая сказка»

Diana_Setterfild__Trinadtsataya_skazkaМистическая сказка о родственных связях и правде, которую не скроешь. Настанет день — и она выплывет наружу, так не лучше ли поведать о ней самой? Мисс Винтер начинает свой рассказ…
Для любителей викторианских романов с уклоном в сторону готики и мистики. Вас ждет английское поместье, с чопорно-рассеянными слугами, причудами господ, овеянное кучей тайн. Волшебство в котором нет ничего волшебного: все загадки разрешатся в конце книги. Сказка, хоть и тринадцатая. Не стоит искать в ней смысл и уповать на реалистичность, лучше просто насладиться рассказываемой историей.

Дженнифер Линч: «Твин-Пикс. Тайный дневник Лоры Палмер»

1018152282Оговорюсь — сериал смотрела давным давно и кроме пары обрывков кинокадров и фразы «Кто убил Лору Палмер?» помню немногое.
Дневник без фильма, конечно, не очень информативен, если только не интересует описание треша — наркотики, оргии, секс и как быстро хорошая девочка скатывается на самое дно и никто этого не замечает. Без описания расследования — это просто история заблудшей девочки, некоторые страницы в конце специально «вырваны» для нагнетания плохого конца. Читать дневник можно как дополнение к сериалу. Захотелось пересмотреть заново и увидеть то, что раньше пропустила.

Хелен Макдональд: «Я» значит «ястреб»

6b5c66e0f0875f3958eefb5426ad24c7Прочла ооОООооочень много хвалебных отзывов на эту книгу еще до ее появления на полках магазинов.
Но начало меня разочаровало, хотелось закрыть книгу. К середине вроде бы удалось втянуться, но до конца не покидало ощущение, что читаю из-под палки ради галочки (ну, не могут столько людей ошибаться). Записи человека, который не может принять правду, успокоиться и справиться с депрессией — сбивчивые и мрачные (хочется посоветовать автору немного выдохнуть и начать заново), приходится продираться через нагромождения слов и эмоций. Может быть людям, переживающим большое горе, они покажутся тем самым светом в конце тоннеля, что они не такие одни в своем несчастье.
Героине нужен был кто-то, временный кто-то. Кто-то утешается людьми, кто-то находит успокоение в общении в животными. Необычность в том, что это птица, ястреб — не домашняя, не самая добрая и покладистая. Но главный ее плюс — в том, что в отличии от домашнего питомца, дикую птицу (как образ собственной печали) можно и нужно отпустить на волю. Сражаясь с приручением ястреба автор сражается с собственным горем и нелюдимостью. Победивши, героиня обретает покой, а птица — свободу.

Патрик Несс: «Голос монстра»

1017106437Небольшая по объему, но огромная по значению. Монстры бывают разные, и те, что обитают в реальности куда страшнее и опаснее придуманных. С выдуманными можно подружиться, а можно ли стать другом монстра, который убивает твою маму? Конору (главному герою) приходится рано повзрослеть, пройдя через боль, злость, отрицание и ощущения собственного бессилия. Он долго сопротивляется этому, предпочитая самобичевание и позволяя измываться над собой в школе, чувствуя себя виновным за происходящее. Но придется научиться жить одному, понимать других людей, не стесняться своих чувств и не скрывать любовь и отчаяние. Знать правду — легко, а вот понять и принять ее непросто. Умение принимать правду и есть «взрослость», к которой шаг за шагом приходит Конор.